Виктория Ивлева: МОИ ПРЕКРАСНЫЕ НЯНИ — ПРОДОЛЖЕНИЕ

Svetlana Iv

 

Вот так получается, что тема-то не опускает… Среди политики, войны, бесчеловечности и человеческого единения, большого мужества и борьбы за идеалы разной ценности постоянно всплывают в памяти эти лица. Усталые, будничные, озабоченные и … вдруг, сияющие любовью и добротой.

…Я попала в обычный день в детской больнице в пересменок общественных нянь из программы «Больничные сироты» некоммерческой организации «Женщины Евразии» в Челябинске. Таня Щур, руководитель этого беспокойного хозяйства, узнав, что я еду в её края, затащила меня в больницу (а я и не сопротивлялась): посмотреть, чем она занимается уже 10 лет.

…В этот день как раз «Больничные сироты» переселялись с 3-го этажа на 2-й, где закончился ремонт. Игрушки, постельное бельё, даже матрасы перемещались вслед за общественными нянями. У «Женщин Евразии» — свое имущество в детских больницах: самое лучшее и красивое, подаренное благотворителями специально для заболевших детей-сирот. «Пусть хоть здесь у них будет что-то свое, специальное, личное. И, если мы не в силах вернуть им домашний уют, то хоть немного тепла мы способны им дать? — спорит с кем-то отсутствующим Таня. И тут же отвлекается, для того, чтобы запретить няням надрываться и таскать матрасы с этажа на этаж. «Подумайте о своей спине, Светлана Ивановна!» — «Ну а кто понесет-то?» — сетует красивая, чуть увядшая породистая блондинка с аккуратным маникюром и царственным поворотом ухоженной шеи. Я бы никогда не подумала, что могу её встретить в роли больничной нянечки. Скорее – в театральной ложе в сопровождении не менее породистого джентльмена… Но нет… Оказывается  эта дама проработала сиделкой у онкобольных почти десяток лет после выхода на пенсию с заводского производства. Устала от тяжелой работы и пришла, как она думала, туда, где полегче, подработать нянечкой пару месяцев, чтобы накопить деньжат на поездку во Францию к дочке, вышедшей туда замуж. Но вот привыкла, пара месяцев растянулась на полгода, а потом… Потом парализовало мужа. Светлана взяла длительный отпуск «без содержания», взвалив на себя заботы о нем, в память о том, как долго он добивался её в молодости, ждал, пока она наживется с первым избранником, и, наконец, осчастливит его. И она, овдовев, по-королевски снизошла, действительно осчастливила, родила красавицу-дочку, вырастила её на радость французскому престижному фотографу… Но инсульт положил конец этому счастью. Светлана буквально переселилась в больницу к мужу. Массаж, гигиена, снова массаж, гигиена… и так долгие недели, сливающиеся в месяцы без просвета и надежды на его возвращение. А рядом ещё один пациент, у которого  нет такой заботливой жены. «Что же он так и будет в говне лежать? Нееет, так не пойдет! Где один, там и второй»… И убирала за всеми, ворочала, массировала…

И она поставила мужа на ноги. Он стал ходить, начал учиться говорить… Все это время, Светлана не порывала связи со своей «второй семьей», как называет она «Женщин Евразии». А, когда муж, увы, все же умер (не выдержало сердце), вернулась к сиротам. Здесь её место. Здесь она нашла применение своей заботе, любви и милосердию. Здесь, среди брошенных, обделённых материнской любовью детишек. Здесь в стенах небогатых больничных палат. Здесь, среди таких же, как она «больничных мам». Здесь, а не в бархатной ложе среди мехов и театральных огней…

Читайте еще